Статическое наложение
Муниципальное казённое учреждение культуры «Межпоселенческая централизованная библиотечная система Георгиевского городского округа»
_______________________________________________________

Сохраняя прошлое - открываем будущее

Статическое наложение
Муниципальное казённое учреждение культуры «Межпоселенческая централизованная библиотечная система Георгиевского городского округа»
_______________________________________________________

Сохраняя прошлое - открываем будущее

Статическое наложение
Муниципальное казённое учреждение культуры «Межпоселенческая централизованная библиотечная система Георгиевского городского округа»
_______________________________________________________

Сохраняя прошлое - открываем будущее

Поиск

Версия для слабовидящих

Вход и регистрация

Профилактика инфекционных заболеваний

Профилактика инфекционных заболеваний

Регистрация в ЛитРес

Электронная регистрация в ЛитРес

Памятные даты

Памятные даты военной истории России

Творческий флешмоб

Творческий флешмоб

Новости России и мира

Новости России и мира

Пушкинская карта

Пушкинская карта

Визитная карточка QR

qr code base

Объясняем РФ

объясняем рф

Мы Вконтакте

 
Как Петр Великий библиотечное дело создавал

Как Петр Великий библиотечное дело создавал

Императора можно считать своего рода первым российским библиотекарем.

Перечень введенных Петром I в стране начинаний государственного масштаба огромен. Причем в первую очередь все обычно вспоминают про создание новой столицы и флота. Хотя на самом деле одним

из важнейших свершений неугомонного императора нужно считать основание библиотечного дела в России.

Потому что проведение любых преобразований невозможно без знаний и практической информации. А почерпнуть все это можно только в соответствующих книгах. Именно поэтому Петра можно назвать еще и своего рода первым российским библиотекарем, привившим своим поданным вкус к свободному пользованию печатным справочным материалом.

В 2022 году Россия с размахом отмечает юбилей великого реформатора. 

Сотрудники Межпоселенческой централизованной библиотечной системы ГГО провели цикл мероприятий, посвященных этой дате.

Выставка-панорама и беседа «Пётр I - первый император великой России» прошли в Межпоселенческой центральной библиотеке, хронику славных дел «Петр I государь всея Руси» вспоминали в Краснокумской сельской библиотеке №4, информационный буклет «Великий царь и реформатор» выпустили сотрудники  Незлобненской детской библиотеки №7 им. А.А. Лиханова, уличную акцию - опрос  «Почему Петра I называют Великим?» провела Незлобненская сельская библиотека №8, исторический квест «Великий реформатор» прошел в Лысогорской сельской библиотеке №9, историческое досье «Славные дела Великого Петра» смотрели в Александрийской сельской библиотеки №10 им. Г. М. Брянцева, вечер - портрет «Когда Россия молодая мужалась именем Петра» состоялся в Александрийской сельской библиотеке №12, исторический вояж «Когда Россия молодая мужала с гением Петра» прошел в Георгиевской сельской библиотека №16 и др.

Император действительно считал, что книга - лучший подарок. И собранная при его активном участии библиотека до сих пор остается бесценным для нас даром.

Хотя бы потому, что она послужила основой и первой российской публичной библиотеки, открытой в Петербурге в 1714 году. Нет, конечно, это совсем не значит, что в России того времени не было библиотек. Были. Но они являлись собственностью либо частных лиц (если точнее- богатых вельмож), либо монастырей, либо государственных ведомств. То есть «чужим» людям доступ к ним был заказан. А ведь потребность в современной информации была огромной - страна и окружающий мир стремительно менялись.

Петр одним из первых в нашей стране четко осознал, что книги – это общественное достояние. Большое влияние на него в этом плане оказало Великое Посольство, в ходе которого, в частности, он познакомился с будущим королем Пруссии Фридрихом I, чья супруга София Шарлотта была ученицей прославленного ученого Лейбница.

В Пруссии тогда вообще бурно развивалось научное сообщество: открылись Академия художеств и Академия наук, появлялись университеты нового, не средневекового типа. И любознательный Петр, вернувшись домой, открывает в своей новой столице сразу и первый в стране музей (Кунсткамеру), и библиотеку.

Он понял, что собранные им книги пригодятся не только современникам, но и последующим поколениям

Это интересно: При Петре I издаётся ряд государственных распоряжений и указаний, касающихся библиотек.

При нём же возникают и оригинальные проекты организации новых библиотек. Пётр знал, что в монастырских библиотеках хранится большое число летописей и рукописных книг. Он понимал огромное историко-культурное значение этих памятников прошлого и делал попытку извлечь их для опубликования.

Мысль о напечатании русских летописей возникла у Петра ещё в 1703 г. В 1720 г. он сделал распоряжение губернаторам пересмотреть и переписать, где найдутся, «жалованные грамоты и другие куриозные письма», а также «исторические рукописные книги» и прислать всё это в Сенат в Петербург. Однако результат, видимо, был столь неудовлетворителен, что в 1722 г. пришлось издать новый Указ «О древних летописцах и хронографах».

На этот раз предлагалось из всех епархий и монастырей собрать и выслать в Москву в Синод летописи, хронографы, степенные книги для снятия с них копий уже в Москве. При этом церковные власти на местах предупреждались, чтобы они обо всём, что у них есть, объявили без всякой утайки: «понеже те книги токмо списаны, а подлинные возвращены будут к ним по-прежнему». Для сбора книг были посланы даже нарочные. Но и эта попытка Петра извлечь из монастырских книгохранилищ и издать памятники русской письменности окончилась неудачей. Было прислано всего около 40 книг, причём среди них были только 4 хронографа и 4 летописи.

Впрочем, такое недоверие к этому делу на местах имело свои основания, так как книги из монастырских библиотек на время забирались при Никоне, в связи с исправлением книг, брались они и раньше, и позднее, но часто не возвращались. Это было и при Петре и особенно после него, когда ценнейшие рукописи из монастырских библиотек присваивались имевшими власть вельможами.

Говоря о первых в петровское время проектах по организации народных библиотек, обычно ссылаются на известный проект Федора Салтыкова. Между тем, первая попытка по организации Публичной Всенародной библиотеки в Москве принадлежала выходцам из посадских людей московской Кадашевской слободы - это Василий Анофриевич Киприянов и его старший сын Василий.

В 1705 г. в Москве была основана гражданская типография у Спасского моста в Китай-городе. Начальником был назначен В.А. Киприянов. При типографии Пётр велел открыть библиотеку и Киприанову было присвоено почётное звание «царского библиотекариуса». Но она оставалась недостроенной из-за пожара, а затем и из-за смерти В.А. Киприанова в 1723 г. За продолжение этого дела взялся его сын Василий. Он обратился в Синод с прошением об оказании ему помощи в достройке библиотеки. Им был предоставлен план здания для «Публичной Всенародной Библиотеки» и были изложены основные принципы организации её. В библиотеке должно было быть собрано «довольное число книг как русских, так и иностранных разноязычных, которыя к научению российскаго народа потребны», и чтобы все типографии обязывались высылать в неё для «для всегдашняго содержания» по одному экземпляру все свои издания, а библиотека должна была сама приобретать путем покупки иностранные, старопечатные и другие книги.

Таким образом, впервые в России был поставлен вопрос о собирании при библиотеке обязательного экземпляра литературы. На все книги должны были вестись каталог и алфавит. Просьба В.В. Киприянова осталась нерассмотренной, и он в 1727 г. возобновил её. Для этого он приехал в Петербург с подробными требованиями из двадцати пяти пунктов, прося сдать ему в аренду на двадцать лет весь Московский печатный двор для широкой издательской деятельности, направленной «к народной пользе», и развил ещё более конкретно и детально свой оригинальный проект организации общедоступной Публичной Всенародной библиотеки.

О библиотеке он просил: «Чтоб желающие из школ, или еще кто, всяк безвозбранно в библиотеку пришед, книги видеть, читать, угодное себе без платы выписывать мог». Это прошение Синодом было поддержано. Пётр Первый придерживался того же мнения, что и Киприянов. Когда один из петровских вельмож предложил царю на западноевропейский манер установить плату за пользование библиотекой, тот возразил на это: «Приказываю не только всякого пускать сюда даром, но если кто придёт с компанией, то и угощать их на мой счёт чашкою кофе, рюмкой водки, либо чем-нибудь иным в самых этих компаниях».

Следует отметить, что Василий Киприянов первую Публичную Всенародную библиотеку достроил на свои собственные средства. В ней было несколько помещений, где одно из них - большой зал с галереей в миниатюре напоминал зал библиотеки Академии наук в Петербурге.

При изучении архивных и других материалов о дальнейшей деятельности библиотеки В.В. Киприянова никакие ведения не были обнаружены. Сохранились главным образом документы, связанные с его книготорговой и книгоиздательской деятельностью. Видимо, обстановка, сложившаяся в России после смерти Петра Первого, не благоприятствовала её деятельности.

Другой проект организации народных библиотек был предложен Федором Салтыковым, который долгое время жил за границей и составил целый трактат о мероприятиях, полезных для России. Он предлагал в каждой из восьми учреждённых Петром губерний организовать библиотеки, очистив для них каменные монастырские строения. Библиотеки, по его мнению, нужно было обустраивать по заграничному образцу и собирать в них рукописи, старинные и современные книги, русские и иностранные. Салтыков в 1715 г. умер, а проект его остался неосуществленным.

Наряду с Публичной Всенародной библиотекой создаются библиотеки и государственных учреждений – это, например, библиотека Коллегии иностранных и Медицинских канцелярий.

В «Духовном регламенте», составленном Епископом Православной Российской церкви Феофаном Прокоповичем (русский политический и духовный деятель, богослов, писатель, поэт, математик, философ, переводчик, публицист, универсальный ученый, проповедник и сподвижник Петра I) и подписанном Петром I в 1721 г., даются прямые указания об организации библиотек при школах – «при школах надлежит быть Библиотеке довольной. Ибо без Библиотеки, как без души Академиа… Библиотека учителем по вся дни и часы ко употреблению невозбранна, только бы книг по келлиам не разбирали: но чли бы оныя в самой библиотечной канторе. А ученикам и прочиим охотникам, отворять Библиотеку в уреченные дни и часы. И ходили б в Библиотеку, которые язык умеют, в особенныя часы и дни по долженству, а в иные за охоту и в урочное время. Спрашивал бы всякаго свой учитель, котораго он Автора чтет; и что прочел; и что списал; а есть ли чего не уразумел, тоб ему объяснил учитель. Сие вельми полезно, и скоро человека аки претворяет в иного, хотя бы прежде грубых был обычаев».

В 1722 г. образовалась Синодальная (нотариальная) библиотека. В ней были подлинники старинных рукописей, а также старинные книги, присылаемые из епархий в соответствии с указами Петра, передавались экземпляры печатных указов. Была библиотека и при Сенате, в которую типографии должны были высылать в обязательном порядке свои издания в количестве двух экземпляров.

В петровское время появляются большие собственные библиотеки и у выдающихся деятелей и вельмож той эпохи. Известны библиотеки князя А.Д. Меншикова, князя Д.М. Голицына, фельдмаршала графа Б.П. Шереметева, дипломата графа А.А. Матвеева, графа Я.В. Брюса, историка В.Н. Татищева, Феофана Прокоповича. Создавая собственные библиотеки, представители высшего дворянства следовали примеру самого Петра. Из дневников и описаний путешествий дворян по Европе видно, что они бывали там и в библиотеках. Историк В.Н. Татищев в своих письмах пишет о шведских библиотеках, в которых он обнаружил большое количество книг, относящихся к русской истории, и сожалеет, что не имеет на руках достаточных средств, чтобы приобрести интересующие его книги. Он собрал ценнейшую библиотеку, которая позднее погибла во время пожара.

Организация собственных библиотек вельможами вызывалась не только стремлением к просвещению и науке, но и в большой степени тщеславием, желанием подчеркнуть своё богатство наличием роскошной библиотеки. Особенно выделялись библиотеки графа Шереметева и князя Меншикова. В библиотеке Шереметева было до 25 тысяч книг, в том числе много инкунабул. Библиотека Меншикова состояла из 13 тысяч томов.

В числе их было до 3 тысяч «самых редких из Константинополя и других мест вывезенных книг». Есть основание предполагать, что они попали в Чудов монастырь. В библиотеке князя Голицына было около 6 тысяч книг, в том числе много иностранных, а также большое количество выполненных по заказу Голицына рукописных переводов ценных книг по истории, политике, экономике, философии. Когда он при императрице Анне Ивановне попал в опалу, и библиотека его была конфискована, то в ней книг только на голландском, испанском, английском и шведском языках оказалось три сундука. Тогда лучшие книги этой библиотеки, как свидетельствует об этом Татищев, присвоил себе Бирон. Большими библиотеками обзаводятся и представители высшего духовенства. В библиотеке Феофана Прокоповича было 4 тысячи книг. Большая библиотека была и у Стефана Яворского.

После создания северной столицы Пётр Великий перевёз в неё книжный фонд царской библиотеки в Кремле, библиотеку Аптекарского приказа, дополнив их библиотеками Готторпской, подаренной ему герцогом Голштинским, и Курляндской. В 1714 г. по его распоряжению была создана первая в России государственная библиотека. В 1925 г. библиотека была передана в ведение Императорской Академии наук, а ныне это библиотека Российской Академии наук. Очевидцы тех лет утверждали, что библиотека по богатству своих фондов не уступала другим крупным библиотекам Европы. Датой основания библиотеки Академии Наук считается 1714 г. – год начала работы И.Д. Шумахера над её книжным фондом.

Предпосылкой создания библиотеки такого масштаба является острая потребность бурно развивающейся страны в крупном книгохранилище, доступном для использования сравнительно широкими слоями русского общества, и являющегося надёжной базой для развёртывания научных исследований по всем отраслям знания.

Как по общему числу книг, так и по характеру книжного фонда новая библиотека не могла идти ни в какое сравнение с прежними русскими библиотеками. Здесь хочется отметить и то, что, создавая в России первую государственную публичную библиотеку общественного пользования, Пётр Первый сумел опередить своих учителей из самых просвещённых стран Европы. В своей книге «Андрей Иванович Богданов» И.Н. Кобленц пишет, что доступ читателей в Библиотеку Академии Наук «был открыт не позднее 1718 г., т.е. за 17 лет до открытия национальной (тогда ещё королевской) библиотеки в Париже (1735 г.), и на 35 лет ранее другой крупнейшей библиотеки Европы Британского музея в Лондоне (1753 г.)».

Но изменения произошли не только в количественном составе русского книжного фонда петровского времени, а также в его организации и использовании.

Каждая библиотека, как известно, не просто совокупность книг, а организованное собрание. Здесь важны, прежде всего, основная задача, выполняемая данной библиотекой (исходя из этой задачи, определяется профиль её комплектования и состав читателей), удобство использования книжных фондов (наличие каталогов и справочных аннотаций).

И в этом плане Библиотека Академии Наук стояла неизмеримо выше других русских библиотек. Фонды её были размещены в систематическом порядке, имелись каталоги, отражающие фонды. Книжный фонд библиотеки к моменту открытия Академии Наук в 1724 г. насчитывал 11,8 тыс. экземпляров.

В петровское время появляются частные библиотеки исключительно светской литературы или с преобладанием литературы светского характера. В составе преобладали книги на западноевропейских языках. Библиотеки являлись рабочими книжными собраниями, подбираемыми с большим знанием дела.

Владельцы - государственные деятели, интеллигенция (врачи, переводчики, учителя). Духовные лица, имеющие личные библиотеки делились на две группы – лица, занимающиеся как церковной, так и литературной деятельностью. Они собирали большие библиотеки, в которых была неплохо представлена светская литература и которые являлись рабочими книжными собраниями. Вторая группа - лица, являющиеся только церковными деятелями, собирали небольшие собрания в основном религиозной литературы.

Несколько слов об обслуживании читателей в ней в те времена. Пётр всегда стремился сделать её публичной, т.е. широко открыть её двери для посетителей. Ежегодно на угощение посетителей по приказу царя выдавалось 400 рублей. Библиотека была открыта для посетителей два раза в неделю: во вторник и пятницу. В архиве Академии наук сохранился журнал записи книг, выдающихся читателям. При выдаче книг в журнале вносились следующие данные: дата выдачи, кому книги выданы, какие именно книги. При возвращении книги записи в журнале зачеркивались. Библиотечные расходы сводились к выплате средств на содержание штата, оплату хозяйственных расходов, на строительные работы, перевозку библиотеки. Штат БАН был очень небольшой: библиотекарь Шумахер, который фактически являлся директором библиотеки, здесь были переплётчик с помощником, аптекарь, художница.

Как Пётр I завлекал в библиотеки?

А знаете ли вы, какими методами Пётр I в своё время прививал любовь к чтению? Открывая библиотеку при Кунсткамере, государь в разговоре с генерал-прокурором города, который выступал за то, чтобы брать с людей деньги за посещение библиотеки, повелел - тому, кто придёт в библиотеку, на выходе давать чашку кофе или рюмку водки. И это подействовало: народ стал вставать в очередь, чтобы получить заветный бонус. Главному библиотекарю Кунсткамеры выдавались 200 рублей (сумасшедшие деньги по тем временам) на то, чтобы эту чашку или рюмку обеспечивать.

Из всего этого ясно, что XVIII век действительно явился важнейшим этапом исторического развития культуры вообще и библиотечного дела в частности. Первая публичная библиотека, первая газета, замена более сложного шрифта на более простой, школы, академии, училища, обязательное начальное образование для дворян – многое было сделано впервые, коренные преобразования были произведены во многих областях науки и культуры, что и послужило толчком для дальнейшего их развития.

После смерти Петра наступает период реакции. Гонения на просвещение и книгоиздание усиливаются. Вводятся цензурные ограничения, ужесточается контроль в комплектовании библиотек, вводится запрет на ввоз книг из-за границы.

С началом правления Екатерины II наступает период «просвещенного абсолютизма».

Публикацию подготовила Лариса Малько,

ведущий методист МКУК «МЦБС ГГО»

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!

 

Наши контакты

 

 8 (87951) 4-23-91

 biblionez@yandex.ru

 Пн-Сб: (9:00 - 19:00) без перерыва

 ст. Незлобная, ул. Ленина, 84

 

VK YouTube

Полезные ссылки

Copiright © МКУК «МЦБС ГГО» 2022 г.

Карта сайта

Меню